Светим Оркестр — плюсы, минусы, подводные камни

Музыкант существо ранимое, обидеть его может каждый, и если поп или рок группа мучается, но терпит все эти ваши блэкауты, дым, мадженты и стробы, то классическому музыканту объяснить зачем нужен весь этот цирк с конями абсолютно невозможно (да и не нужно).

Открою страшную тайну: музыкант симфонического оркестра настолько погружен в Музыку, что ему абсолютно всё равно, как выглядит их выступление, видны ли они зрителям, да и вообще, есть ли кто-нибудь в зале… Но есть две вещи, которые им жизненно необходимы для функционирования и которые невозможны без правильного света — читать ноты и видеть дирижера.

Не ждите благодарности за эту, на первый взгляд, техническую работу для Великого Художника по Свету, просто сделайте ЭТО, вы же профессионал!

Ноты

Если вы счастливый обладатель подсветки на пюпитрах и настолько маньяк тотального контроля, что даже завели их на пульт отдельным каналом, то можете смело переходить к следующей главе.

Для остальных у меня плохие новости: Всё не так просто как кажется.
С такой задачей, как освещение белого листа бумаги, надеюсь, вы хоть и не с первой попытки, справитесь, но тут на сцене появляются наши главные враги, и это не креативные девочки из ивент агентства, это «Тени» и «Свет в Глаза». Тень от руки музыканта или от поднятого инструмента соседа может доставить немало проблем, тем более что их появление может быть для вас неожиданно (смотри главу Репетиция).

Казалось бы логично, исходя из законов физики, использовать вертикальный свет, как наиболее безопасный в плане теней и щадящий для глаз, но часто, особенно в классических концертных залах, он отсутствует как класс и, кроме того, вид своего кумира с «горящей» макушкой и глубокими тенями вместо глаз может напугать даже визуально неприхотливых завсегдатаев консерватории.

Нам придется искать баланс между фронтальным, боковым и контровым, использовать, как заполняющий, так и рисующий свет, экспериментировать с высотой и углом раскрытия, при этом не стоит увлекаться добавлением источников света (less is more), ведь чем их больше, тем сложнее контролировать тени и попадание в глаза, а поиск паразита может занять длительное время.

Пройдите по сцене, занимая по очереди место каждого оркестранта, проверьте комфорт освещения на себе.

Не будет лишним напомнить, что в борьбе с резкими тенями хорошую службу может сослужить старина Френель.

Дирижер

Дирижер это артист нетрадиционной (в хорошем смысле) ориентации на сцене – всё, что для нас фронт, для него контр.

Он главный человек в зале, движения его рук, тела, его мимика должны быть прекрасно видны всем без исключения оркестрантам.

При настройке света на дирижера будьте осторожны с фронтом (приберегите его для поклонов), аккуратнее с прямым контровым (поберегите первые ряды), наиболее правильным направлением основного освещения для него будет левая контровая диагональ (со стороны первой скрипки).

Свет на дирижера ни в коем случае не должен слепить музыкантов — тщательно контролируйте «линию огня»

Репетиция

Это самая главная процедура при работе с оркестром. Не жалейте сил и времени на репетиции, отдохнете во время концерта.

Порядок действий такой: Произведите предварительную фокусировку, выставите рабочую интенсивность и (это самое сложное) убейте в себе желание продемонстрировать всем, кто здесь собственно делает шоу — ничего не крутите, отойдите от пульта, снимите бейджик и индеферентно прогуливайтесь недалеко от рассаживающихся оркестрантов. Музыканты, они как дети малые, восприняв ваш свет как явление данное свыше и неизменяемое, начнут сами чуть двигать пюпитры, стулья — устраиваться так, как им комфортней по свету. Велика вероятность того, что вам уже ничего и не надо будет больше делать, просто внимательно наблюдайте и постарайтесь незаметно (без резких движений) пофиксить баги.

Истинное мастерство художника по свету состоит в том, чтобы исправить свою ошибку за секунду до того, как вам о ней сообщат.

Надеюсь не нужно напоминать, что абсолютно недопустимо спрашивать артиста устраивает ли его свет, ведь ему придется придумывать ответ, и ответ будет на 99 процентов не по делу, что приведет к совершенно излишним телодвижениям.

А как же шоу?!

Вы спросите: а где же творчество? что я покажу зрителям? режиссер потребует игры света и цвета, орги будут кричать: «где деньги, Лебовски…»

Не убивайтесь так, у вас же есть стены, потолок, архитектурка, воздух весь ваш, в конце концов, можете половить синкоп, если вам совесть позволит делать это в консерватории, можете даже навалить мадженты на орган (заметьте, не я это предложил)…

Что же касается света непосредственно на Оркестр, то тут как никогда уместна старинная заповедь британских осветителей «Open white and leave it alone» — «Включи белый и оставь их в покое».


Это вольный (очень вольный) перевод статьи Rob Sayer для «On Stage Lighting». Желающие могут пройти по ссылке, там все серьезно, и даже картинки есть.

+ поделиться

Хэштег — ЗаДержавуНеОбидно

«О, из России?! — вам будет интересно!» Девушка из туристического офиса протянула цветную брошюру с картой… Крохотный нормандский городок на берегу Ла-Манша утопал в розах в полном соответствии с названием — Вёль-ле-Роз. Здесь в конце XIX века обосновалась в поисках вдохновения на деньги Императорской Академии Художеств (всегда так делай) большая колония живописцев из России. Французы помнят и гордятся, один из самых популярных маршрутов по городу — «тропой русских художников»: таблички с репродукциями картин на местах, где оно (вдохновение) настигало творцов — можно сравнить с реальностью, можно просто любоваться.

Знаменитые Поленовские «Ворота в усадьбу» совсем не изменились за полтора века, а вот месье РепИн отнесся к изображению белых скал, мягко говоря, вольно… даже бурлаков не стал дорисовывать — друзья орали: «Илюша, закругляйся — нОлито»… ну и мы тоже взяли пару бутылочек Мюскаде, а что еще делать русским художникам во Франции!

PS Кто-нибудь знает адрес Императорской Академии, куда счет высылать?

+ поделиться

День сурков

Язык не поворачивается называть этого ловкого мехового красавца, обидным — Сурок, куда лучше по-французски — Мармот (что-то среднее между мормоном и обормотом). Летом они запихивают злаки за обе щеки, лихо посвистывают, носятся как сумасшедшие и иногда застывают в красивых позах, забравшись на большие камни, работая на полставки символом Альп… А долгой снежной зимой сладко посапывают в своих уютных норках, собравшись большой тесной компанией — чего и нам всем желаю!
На видео: издали решили — бьются Мармоты, но вблизи — нет, не бьются, а наоборот…

+ поделиться

Попартнёрим?!

Продукция «Партнер-ЛМ», российский бренд — европейское качество

Берем не глядя!

+ поделиться

Каруджи и Фокаччи

Генуя

Родина песто, младшая (старшая) не впавшая в модерн средиземноморская сестра Барселоны, цветными кубиками домов ссыпающаяся в Лигурийское море, с мрамором галерей и грязью средневековых улочек шириной в разведенные руки, суровыми маврами, вороватыми чайками с капелькой крови на желтом клюве и недорогими девами вдоль (логично) улицы Магдалины, обязательным Гарибальди, оказывающимся вблизи Колумбом, обжигающей фокаччей в промасленной бумаге, неожиданно полосатыми храмами, пальмами под мартовским снегом, несправедливо пропускаемый праздной толпой туристов, город с русской фамилией — Женова.

пора в дорогу

+ поделиться

Дольче Вита в гараже

Гостиница с красивым именем «Ла Каса ди Адри» была выбрана по принципу ПДВ — парковка, душ, вайфай, а что еще нужно усталым путешественникам после трех недель во французских Альпах.

И вот, в назначенный день я стою с подтверждением от Букинга на узкой улочке небольшого итальянского городка Мондови, что в Пьемонте… Штукатуреные стены, брусчатка и высокохудожественная разруха такая типичная для Италии.
Никаких признаков отеля, адрес правильный… «Скузи, это улица Одерда дом 25?» — вопросил я у спешащей куда-то дамы. Через минуту к консилиуму подключились пожилая синьора с торчащими из корзины пучками зелени и рагацца с гугл картами… мнения разделились и даже растроИлись. Неожиданно над нашими головами со стуком распахнулись ставни на втором этаже: «Оставьте его — он мой, сейчас спущусь». «Это действительно отель Каса ди Адри?» — на всякий случай уточнил я у веселой тетки, – «Он самый, а чем плох? Бенвенуто!» С лязгом двинулись ворота гаража, и, поднявшись по узкой лесенке, с трудом открыв тяжелый стальной люк, мы оказались в небольшой комнатке, явно подростка — большой монитор, игровой компьютер, диски, плакаты… «Так, — думаю, — сын на каникулах, а мамаша подалась в отельеры.» Нет, конечно, за 40 эуро мы не рассчитывали на Хилтон, но это как-то чересчур по-домашнему. Букинг совсем уже расслабился. «Вот кровать, вот душ, вот кофемашина, вот пароль от вайфая», — суетилась тетка. «А паркинг?» — спросил я, она распахнула окно, кто-то жарил чеснок на оливковом масле, колокол в церкви отбил пять часов. «Паркинг? — да везде, — она сделала широкий жест, — вот брелок, будете уезжать, просто оставьте его здесь, ворота автоматические, на ночь люк в гараж закрывайте, и главное, Главное! не наступайте на него ни в коем случае!» — она сделала страшные глаза… и убежала.

Минут через десять в гараже началась суета, какие-то подозрительные типы выгнали одну машину, быстро загнали другую. «О, — думаю, — сейчас будут номера перебивать». Спустился вниз, как-никак ответственный квартиросъемщик. «Транквилло, Синьор, все свои.» Потом все стихло, огляделся — связки чеснока, детские игрушки, тазы какие-то, инструментов полный комплект – свечи, что ли, поменять, раз такой олинклюзив… или дойти до центра и по мороженному…

Ночь прошла спокойно — машину поставили у церкви, парень с каникул не вернулся, душ массажный, вайфай быстрый, кофе крепкий…  а на крышку люка мы таки наступили (это все Просекко) — что-то хрустнуло и с лязгом отвалилось, так что будете у нас в Мондови, в гараже на улице Одерда дом 25 поаккуратней там…

+ поделиться

Инь и Ян шоубиза — дихотомия для чайников

Художник Тимофей Фролов — из цикла «Дихотомия»

Что происходит во время шоу разобраться порой непросто, а иногда и невозможно, но попробуем применить субъектно-объектный анализ, и картина проясняется: на сцене висят, стоят, светятся и сложены в кучки разной степени привлекательности Объекты, и шляются, преимущественно в темноте, различные Субъекты, хаотически сталкиваясь и переругиваясь между собой. Отношения между ними сложны и с трудом поддаются разумному объяснению:

  • Вот Оператор пульта включает лампочку, освещающую Артиста: Оператор тут субъект, а Артист — объект
  • Вот стоящий в луче Артист врезал хит, и зритель заплакал: Артист — субъект, Зритель – объект
  • Вот возбужденный Зритель одарил овацией Артиста: Зритель — субъект, Артист – объект
  • Вот Артист, возбужденный овацией, закричал Оператору: «Включи свет в зале!» теперь уже Артист опять субъект, а Оператор превращается в тыкву объект и с отвращением включает еще пару лампочек… и вот такой дзэн целый день, то тюлень пристает то олень…

Поэтому очевидно, что любой элемент нашего шоу является субъектом и объектом одновременно и чтобы преодолеть эту череду бесконечных и мучительных перерождений, мы вынуждены принять волевое решение — считать решающим фактором, определяющим субъективно-объективное состояние элемента шоу, его положение относительно кассы (Sad but true)

Построив, таким образом, иерархическую структуру, мы можем спокойно перейти к десерту, то есть практике тотального доминирования с использованием плохо контролируемых световых приборов большой мощности… но об этом в следующий раз.

+ поделиться